brambeus: (Default)
[personal profile] brambeus
20 ноября (Уральский край, 1909) В цирке Э.А.Стрепетова.
Построенное Стрепетовым здание цирка-театра не имеет ничего общего с теми балаганами, которые устраивались здесь ранее. Здание очень обширное, теплое, изящное и весьма красиво декорированное; большая арена и довольно просторная сцена. Состав труппы цирка разнообразен и интересен; красивое зрелище представляет "Белая дама" (серпантин на лошади), интересен клоун Мельников, прекрасно дрессирующий животных, хороший наездник г.Кук, искусный жонглер на лошади г.Борисов, много хороших дрессированных лошадей.
"Гвоздем" программы являются в данное время водолазы (Ниагора и Джонсон) поражающие своей способностью весьма продолжительное время находиться под водой.
Завтра, 21 ноября, в 2 часа дня дано будет представление по уменьшенным ценам, причем каждый взрослый может привести с собой ребенка до 10 лет бесплатно. Днем бесплатное катание детей на осликах, экипажах и китайских рикшах.

Попробуем отследить гастрольный путь Стрепетова.
1908. Цирк Стрепетова в Омске и Иркутске. Строится сцепиальное здание для цирка.
1909. В Красноярске.
1910. Новониколаевск (Новосибирск).
Из воспоминаний Альперова. Но это с 1913 года, но зато небезынтересная информация о татарах Троица.
"27 июля мы выехали из Пензы, доехали до Казани, сели на пароход и по Каме двинулись в Пермь в цирк Стрепетова. 3 августа 1913 года состоялся наш первый выход в Перми. Труппа была большая. (...)
Сам Стрепетов был когда-то ламповщиком у старика Вильгельма Сура, затем был управляющим в нескольких маленьких цирках, наконец, попал в цирк к Соболевскому. Когда Соболевский решил закрыть цирк и ехать работать наездником в цирк Чинизелли в Петербург, Стрепетов выпросил у него цирковое имущество и часть лошадей с тем, чтобы часть прибыли шла Соболевскому. Соболевский согласился, но поставил условием, чтобы Стрепетов не работал в Сибири, так как сам Соболевский намеревался работать там опять с цирком летом. Стрепетов дал Соболевскому слово, но его не сдержал и в двух сибирских городах сделал бешеные сборы. Стрепетов вернул Соболевскому его имущество, приобрел все, что было необходимо для цирка сам. Размах у него был большой. Труппа очень значительная. Делил он ее на две части и работал в двух городах. И несмотря на это, предприятие его было (как любят говорить артисты) карточное. Принцип был такой: есть — хорошо, а нет — тоже неплохо. Первые деньги со сборов всегда попадали в карман дирекции. Ему-то на жизнь хватит, ну, а артисты подождут. Это вещь обыденная, и к ней не привыкать стать работникам арены.
Вскоре часть труппы уехала в Челябинск, а вторая половина осталась в Перми с чемпионатом французской борьбы. Сборы были средние, так как чемпионат обставили организационно неважно. (...)
3има установилась скоро. Мы закрыли цирк 1 октября. Было уже очень холодно. Дела цирка были так плохи, что Стрепетову едва удалось найти денег на дорогу. Пришлось заложить ненужный артистический багаж. Со всем этим провозились несколько дней и выехали в Троицк только седьмого.
Троицк оказался не городом, а самой настоящей деревней. Улицы немощеные, тротуары деревянные, грязь повсюду непроходимая. В городе два кино и драматическая труппа. Цирк большой, образцово построенный. Сборы с самого открытия очень слабые, и на лучшее рассчитывать было трудно. Труппа же большая. В Троицке нам также пришлось пережить все прелести работы в провинциальных цирках. Дирекция артистам жалованья не платила, а выдавала по три-пять рублей через три-четыре дня, чтобы сам артист и его семья не умерли с голода. Играл цирк через день. Перспектив на улучшение дел никаких. Немудрено поэтому, что артисты стали потихоньку разъезжаться, получая от Стрепетова векселя и немного денег на дорогу. Отец тоже начал переписываться с разными цирками, подыскивая себе работу, но вести приходили самые неутешительные. Сборы повсюду были неважные, и директора ангажировали артистов с большой осторожностью. В то время по всей России работало до шестидесяти известных цирков и почти столько же неизвестных. (...)
Положение цирковых артистов почти всюду, кроме столиц, оставалось тяжелым. Были директоры, которые хотели платить и не могли, но большинство таких, которые могли платить и не хотели. Такое отношение входило в систему, и много горя приходилось переживать в связи с этим циркачам-артистам. Не только работай, но еще и думай о том, как получить жалованье. В маленьких цирках бывали иногда такие случаи. Влезет артист под купол цирка на трапецию и оттуда заявляет публике, что он два дия уже ничего не ел, так как жалованье ему дирекция не выплачивает. Говорил, что если ему наверх не подадут следуемую ему сумму, то он бросится с высоты цирка вниз головой, так как больше ему делать нечего. В цирке поднимались волнение, шум, крики и брань по адресу администрации. На веревочке артисту подавали деньги, он проделывал свой номер, спускался вниз и, конечно, сейчас же старался (на таким отчаянным способом полученные деньги) уехать из этого города в другой город, где был цирк. (...)
А сборы становились все хуже и хуже. Не помогли и бенефисы. Артисты буквально разбегались. Бежали так, как бегут крысы с обреченного на гибель корабля. 12 ноября отец записывает: «Бедняга Мюльберг, уезжая, оставил свою жену, не имея возможности взять для нее билета. Это после пятилетней службы у Стрепетова, имея за Стрепетовым около четырех тысяч задолженности».
Стрепетов и его управляющий уехали, чтобы найти город, где бы продолжать работу. Наконец, от них пришла телеграмма, что они покончили с Уфой и ремонтируют там цирк.
В троицком цирке в это время началась борьба. Первое время сборов она не делала, но когда начал выступать борец Хаджи Мухан, в цирк стали приходить татары и киргизы, и сборы значительно возросли.
Хаджи Мухан был не кто иной, как борец Муханура, работавший в чемпионате Луриха на амплуа комика. У нас в Троицке он перешел на амплуа героя. Он был мусульманин, от его имени зависели сборы, и потому он сразу из Мухануры превратился в Хаджи Мухана и из комика в героя. Он, конечно, клал всех, это приводило мусульман в восторг, и они после борьбы собирали ему в шапку деньги. К его бенефису в цирк киргизы и татары приехали на своих лошадях чуть ли не за пять часов до начала представления и расположились вокруг цирка табором. Программу почти не смотрели. Когда вышел Хаджи Мухан, цирк сотрясался от рукоплесканий. Сначала он работал с гарями и гнул железо. Уже после этого номера ему на арену вынесли подарки: халаты, деньги, лошадь и двух живых баранов. После борьбы богачи Яушев и Валеев подарили ему дом, расположенный на окраине города, и с домом вместе жену".
Альперов Дмитрий Сергеевич. НА АРЕНЕ СТАРОГО ЦИРКА. ГЛАВА XVI. - Москва, 1936. - Биографии и Мемуары, электронная библиотека.

По поводу последнего абзаца. Ирония Альперина неуместна, но писал клоун... О Хадже Мухане, казахском батыре, слагались легенды, сравнить его можно было разве что с Иваном Поддубным. - Ирина ТЁМИНА. Под именем Хаджи Мукан. - Страна и мир. Казахстанский общественно-политический еженедельник.

Богатый материал собран - Виктор Подрезов. КУМИР СТЕПЕЙ. Книга " ВОСТОК – ПОЭЗИЯ СИЛЫ ".
"В 1937 году настоящий удар перенесли последние могикане старой театральной школы цирковой борьбы. Профессиональной борьбе придается спортивный характер, искореняется театрализация борьбы, запрещаются черные маски. Ряд изменений в правилах – ничейных результатов больше не будет, победитель выявляется подсчетом очков. Представьте положение ветеранов – десятилетиями нарабатывали определенные штампы работы на публику, создавали яркий образ, вырабатывали манеру поведения. В цирковой борьбе даже набор приемов накопился особенный – предпочтение отдавалось приемам, бьющим на внешний эффект, впечатляющим зрителя своей красотой, а не имеющим больший практический результат. Какими бы не были установки сверху сама зрелищность циркового искусства требовала ярких показательных схваток. Все же цирковая борьба в конечном итоге не смогла обойтись без них. Перспектива перехода на положение госслужащего в цирке не устраивала ни Лавренова, ни тем более Хаджи Мукана".
Приходит беда, начинается война.
"В преклонном возрасте грузит на телегу нехитрый реквизит – молот, цепи, гири и гастролирует по самым отдаленным аулам. Человек за 70 лет – по тем временам это глубокий старик, а он и в этом возрасте показывает несокрушимую силу батыра. Одно это вызывает изумление и восхищение. Снова он выполняет силовые номера, удивляя зрителей своей силой, как в дни былой молодости. Если не находится грузовика-полуторки, все равно ложится под амбарные ворота и целый аул строем проходит по этим воротам. Снова на его груди разбивают огромный камень, а иногда мельничный жернов. Рассказывали, что даже ухитрялся разламывать мельничный жернов.
Народ верит Хаджи Мукану и кто-то расстанется с последними грошами, не пожалев их ради победы. Вот когда проявилось истинное величие батыра и его великодушие, а благодаря ему раскрылась и драгоценность души народа. А часто ли такое бывает? И за то, что он сумел затронуть саму душу народа, многие считают его самым великим казахом.
Гонорары, полученные им в сумме 100 тысяч рублей (2 мешка денег привез на телеге) полностью сдал в фонд обороны. Мунайтпасову пришла благодарственная телеграмма от И.В. Сталина: «Примите мой привет и благодарность Красной Армии, тов. Хаджи Мукан, за вашу заботу о воздушных силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. СТАЛИН.»
Патриотизм Хаджи Мукана был оценен высоко – и полностью были выполнены две его просьбы: на его деньги был построен самолет, который передали летчику – казаху.
Причем самолет вручил лично Хаджи Мукан в торжественной обстановке летчику эскадрильи Ленинградского фронта Кажитаю Шалабаеву. И взмыл в грозовое небо беркут Казахстана – семипалатинец Шалабаев, сделавший 140 боевых вылетов. В день Победы в параде над Красной площадью, пилотируемый К. Шалабаевым, пролетит самолет Хаджи Мукана с надписью на крыльях: ”От старейшего борца Казахстана – Хаджи Мукана”.

March 2013

S M T W T F S
      12
3 45 6 78 9
10 11 1213 14 15 16
17 18 19 20 2122 23
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:14 am
Powered by Dreamwidth Studios