brambeus: (Default)
[personal profile] brambeus
Уже к началу сезона по заметкам в "Уральском крае" начинаешь подозревать, что антрепризу Левицкого ожидает провал.
Заметки колкие, раздраженные, презрительное отношение как к человеку, так и к антрепренеру, редакция уже настроена на провал очередной антрепризы Левицкого и, кажется, постарается этому поспособствовать... Некоторые выборки.
Первое представление "Джентельмена" А.Н.Сумбатова (Южина, о попытке реанимации "Современником" - Р.Б.) дается 13 сентября. (Ур.край, 13 сент., № 195, 1909) О том, что Левицкий снял помещение театра Обухова-Маклецкого, читатели оповещены уже 19 июля. В начале августа Левицкий всплывает ("подвизается") с лотереей на ярмарке в Нижнем Новгороде. В августе-сентябре он отправляется в Москву с решением начать демонстрировать полеты на аэропланах по России (Ур.край, № 197). Деятелен и непотопляем...

Подобные рифмы даются автору без труда, похоже, он не утруждает себя шлифовкой результата, порой мне казалось, что выпускающий столь нехитрым способом иногда пытался заполнить номер. Не скажу, что внимательно изучал творчество автора - поэтами Урал баловать не будет, -  но при том, что у мистера Бумса (второй псевдоним Садко, но быть может, и разные авторы скрываются под этими псевдонимами) рифмованных размышлений по поводу наберется на приличный сборник, графоманом его не назову. Форма действительно соблазнительная - едковатая и невинная, но главное - по существу. Часто я просто искал информацию, которую опускали в статьях в силу ли этических соображений или цензурных, время от времени на газету накладывался штраф за злоупотребление "свободой слова", но часто я и не понимал почему. Кстати, Обухову достается чаще всего, презрительная и неистребимая нелюбовь и к личности, и к деятельности мэра. Отчасти, называя зал Маклецкого обуховским, автор не только (или не столько) критикует труппу Левицкого, но критикует и Голову города. Возможно. Впрочем, решил познакомить с этими виршами, потому как уж больно знакомо все, вот только сестры ныне в одинаковом положении, и Альтшуллер со своей труппой ныне не спасет оперу. Фарс ухмыляется.

Городской театр в цветах. (Мрачная элегия) (8 сент.)
Не верь, не верь себе, театр немолодой!
Пусть сделают киоск с продажею цветочной, -
Ты возле золота останешься слюдой,
Ты будешь возле роз крапивой худосочной.

Быть может, аппарат взволнованно схватив,
Тебе какой-нибудь отчаянный фотограф
В цветах и плесени возьмет на негатив,
А вместе с тем возьмет и твой кинематограф.

Но ты - развалина. Пришел черед другим:
Театр Обухова здесь признан головою.
Когда-то, в древности, ты был необходим;
Но быль минувшего заглохла под травою.

Перед руинами - печальный - я стою...
И память прошлого таинственно воскресла:
Здесь часто некогда я сиживал в раю,
Смотря с презрением на ложи и на кресла.

Здесь била жизнь ключом - и с райской высоты
Такой чарующей казалась в отдаленьи...
Но эти образы томящей красоты
Угасли навсегда в тоске и умиленьи.

Ты больше не живешь, а еле дышишь ты...
И рядом явятся цветущие киоски!..
Как странно созерцать - роскошные цветы
И театральные ненужные обноски.
Мистер Бумс. (Ур.край, 8 сентября, № 191, 1909 - Фельетон)

... об "Идиоте" спектакль Левицкого 18 сент.
(Ур.край, 20 сентября, № 200, 1909. - с.3)

Забавная характеристика местной публики на противопоставлении столичной. В консерватизме есть и положительное и отрицательное, пошлость есть провинциальная и столичная, иногда они встречаются.
Драма. (7 окт.)
В то время, как усиленно преследуются пьесы, в которых даже при большой натяжке трудно усмотреть что-либо опасное для "общественного спокойствия", не менее усиленно культивируется и покровительствуется как отвлекающее средство всевозможные фарсы, заключающие в себе больше, чем требуется оснований для привлечения к судебной ответственности за порнографию.
Г.Левицкий уже достаточно известен своей спекуляцией на общественном цинизме; еще не так давно коммерческий клуб пресек его деятельность в этом направлении в арендованном клубом харитоновском саду; теперь эта деятельность продолжается в зале Обухова, где покойный Маклецкий не допускал даже невинных опереток.
Однако едва ли Левицкий будет иметь в этом успех, т.к. здесь не столица, где такая "пища духовная" расчитана на определенный слой публики, у нас этот слой еще не столь обширен, чтобы поддержать "предприятие", и публика здесь попросту бежит от стыда с первого же акта.
(без подписи, Ур.край, 7 окт., № 212, 1909)

Падение. (9 окт.)
Опера (сочувственно к драме)
- Клянусь я каждым полным сбором,
Клянусь моим с тобой родством,
Клянусь ансамблем, звучным хором,
Клянусь оркестром, дирижером
И первой скрипки торжеством!
Клянусь тебе моим патроном,
Клянусь Альтшулером моим,
Клянусь директором твоим,
Бежавшим  с горестным уроном
В чужие, дальние края, -
Мне жаль тебя, сестра моя!
Меня встречали с хлебом-солью,
За что-то все превознесли,
Мне даже адрес поднесли,
И потому с душевной болью
В надежде злата и сребра
Я на тебя смотрю, сестра...
Мне жаль тебя. На путь опасный
Вступила ты, не поскользнись,
Пока есть время, - оглянись,
Оставь ты этот путь ужасный
И от грязцы посторонись...
Драма (безнадежно)
- Оставь, сестра... Теперь уж поздно!
Когда остыл небесный дар,
А впереди, как призрак, грозно
Стоит трагический прогар, -
Теперь не время рассуждений,
Горячих просьб и убеждений,
И остается лишь, - прости, -
Идти по торному пути...
И я пошла искать по свету
Любви по желтому билету,
Любовь к искусству затая...
Фарс.
- Вот то-то, милая моя,
Я говорил, - все дело в злате...
Когда звезда твоя в закате,
А в мрачных красках бытия
И так от слез нам нет житья,
Твоя слеза совсем некстати...
А ты бы ставила, как я,
На сцене две да три кровати,
Да выпускала бы в белье
Актрис в ночном дезабилье,
Мущин-любовников - в кальсонах...
(наклонясь на ушко)
А то так можно и "без оных",
В трико и вовсе без трико,
Как, например, в "Амур и Ко".
Драма (с негодованием)
- Чтоб я так пошло измельчала,
Так опустилась, обнищала,
Какой нелепый, наглый вздор!
Фарс.
- Зато получишь полный сбор,
Какого в драме не встречала,
По крайней мере, до сих пор!
______
И в зале, где пошлость не звучала
Еще доныне никогда,
Взошла без всякого стыда
Великолепная звезда,
Звезда "постельного начала",
Какая блещет в наши дни
Огнем сабуровской стряпни...
О, стыд! О, срам! О, пепел славы!
О, подлость времени! О, нравы!
Маклецкий! Где же ты? Проснись,
Или в гробу перевернись!.. - Садко. (Ур. край, 9 окт., № 214, 1909)

И все в конце я познакомлю с составом труппы Левицкого.

К предстоящему театральному сезону.
Нам сообщают состав драматической труппы А.А.Левицкого, которая будет играть нынешний зимний сезон в театре Обухова (Маклецкого - Р.Б.):
Эллер (Е.Е.) - героиня, служила прошлый сезон в Саратове в антрепризе Соколовского;
Максимова (Т.М.) - ingenue dramatique, последний сезон служила в Одессе, начала свою сценическую карьеру лет 6 тому назад в Петербурге в антрепризе Некрасовой-Колчинской;
Стрешнева (М.Н.) - grande connette, характерная и бытовая, псоледний сезон служила в Киеве;
Немирова-Ральф - драматическая старуха - grande dame, артистка Императорских театров, покинула казенную сцену лишь два года назад;
Бегичева (А.И.) - комическая старуха;
Тимофеева - ingenue comique;
Льиных (Льняных Н.А.?), Ильинская (И.И.), Олеско (Олеко В.Ф.), Лещева - вторые роли.
(в заметке от 13 сент. Лещевой и Немировой-Ральф нет, появились фамилии Булдиной С.А., Лелевой Н.И. и Карповой Е.П.)
Мужской персонал:
Неведомцев (Неведомов И.Н.) - резонер-герой, последний сезон служил в Харькове;
Снегов (Л.Я.) - герой-любовник, последний сезон служил в Нижнем Новгороде;
Барановский (В.А.) - неврастеник, от Корша из Москвы;
Белокон (И.И.) - резонер-комик, из Киева;
Херсонский (И.Н.) - характерный комик;
Тамаров (Ф.В.) - фат-простак; оба последние знакомы екатеринбургской публике;
Масалов (В.А.) - фат-резонер;
Чембаров (Л.М.), Минаев (С.Л.), Отаров (А.Н.), Бакулин (С.) - вторые роли.
(от 13 окт. плюс Дмитриев П.А.)
Очерезные режиссеры - Белокон и Херсонский.
Спектакли начнутся в 10-х числах сентября.
Театр будет отремонтирован, причем будут устроены балкон и галерея. (Ур.край, 13 июля, № 153, 1909)

Левицкий А.А.
- опереточный артист и антрепренер, некоторое время выступал в Москве в антрепризе М. В. Лентовского (в прим. к книге Н. Ф. Монахова ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ. Глава 5. "Эта (Новикова) труппа считалась в провинции лучшей. Кроме нее, были еще труппы Левицкого и Борисова, рангом значительно ниже труппы Новикова. Судя по тому, что мне рассказывали о них, там царила самая чудовищная — как теперь говорят — халтура и некультурность. Впрочем, и труппа Новикова не очень далеко ушла в отношении культуры. Там тоже были актеры, которые говорили «колидор», были и такие, которые спрашивали режиссера: «А что такое факельцуг — город или деревня?» Подбор артистов в труппе Новикова был довольно пестрым. Наряду с отмеченными мною представителями бескультурья там были, конечно, и культурные люди".) Стоит полистать книгу, если есть желание получить представление о том, как работали опереточные артисты).
- "31 августа 1906 г. закончился летний сезон в театре А. А. Левицкого. Труппа давала спектакли в продолжение 4 месяцев. Антрепренер собрал сильный состав труппы, хор 38 человек, оркестр 24 человек, балет. Дано было 137 спектаклей во Владивостоке и 46 в Харбине. Валовой сбор двести тридцать тысяч. Такая колоссальная сумма «объясняется прекрасным составом и умелым ведением дела, а также – во Владивостоке – отсутствием конкуренции» (Театр и искусство. 1906. № 40. С. 620.). - Л. В. Преснякова. Роль театральных предпринимателей в развитии театра на русскомДальнем Востоке и в Маньчжурии в конце XIX – начале XX вв.
Л. В. Преснякова- как Левицкий умудряется работать еще и в Москве в тот же сезон... 23 (10) августа 1909 года, "Руль". "Антрепренер А.А.Левицкий снял на предстоящий зимний сезон зал Поповой, в Таганке, и предполагает ставить опереточные и драматические спектакли".

Забавное совпадение фамилий и инициалов: Александр Андревич Левицкий, его считают одним из основоположников отечественной школы операторского искусства. Об одной выдающейся картине я немного рассказывал в "Преодолении Толстого". Меня заинтересовало то, что почерк похож. В 1949 году наш однофамилец получит-таки Сталинскую премию первой степени за документальные съёмки, включённые в фильм «Владимир Ильич Ленин» (1948). Советское искусство того периода просто балансировало на границе опереточного фарса.

По актерам мало что нашел:
Булдина С.А.
«С.А. Булдина сценическое образование получила в Московской Импер. консерватории под руководством И.В.Самарина. По окончанию курса с медалью Серафима Александровна в 1883 году успешно дебютировала в Императорском московском малом театре в пьесе Крылова: «Надя Муронова». В 1884 г .артистка была принята в труппу» (Н.Р.Театр –« Вести». - 1910.- 17 дек.). - Провст Е.Э. Культурная жизнь г. Красноярска через призму местной прессы.

Южин Александр Иванович (настоящая фамилия — Сумба́тов, Сумба́ташвили) (1857—1927) — русский и советский актёр, драматург, театральный деятель. Народный артист РСФСР[1].
родился 4 (16) сентября 1857 в селе Кукуй (ныне Ефремовского района Тульской области) в семье грузинского князя[2]. Учился в Петербургском университете на юридическом факультете. Во время обучения участвовал в любительских спектаклях. На профессиональную сцену впервые вышел в Тифлисе в 1876 году под псевдонимом Сольцев. В 1878—1879 гг. играл на сценах клубов Санкт-Петербурга. В 1881 году поступил в театр Бренко (в Москве). С 1882 года и до конца жизни работал в Малом театре.
В Малом театре Александр Южин занимал также и административные должности: с 1909 года был управляющим труппой, с 1918 — председатель Совета, с 1919 — председатель дирекции, с 1923 — директор, с 1926 года — почётный директор. Будучи на этих постах Южин проявил себя как крупный организатор и администратор[1].
C 1877 года Южин начал драматургическую деятельность. Первой стала пьеса «Права жизни». В 1881 году в Малом театре была поставлена его пьеса «Листья шелестят». Затем были пьесы «Соколы и вороны» (написана совместно с В. И. Немировичем-Данченко, впервые поставлена в театре Корша в 1885 году), «Арказановы» (1886), «Цепи» (1888) и др.[1]
Был масоном. Посвящён 17 февраля 1908 года в ложу «Возрождение» Великого Востока Франции[3][4].
Был председателем дирекции литературно-художественного кружка «Среда».[5]
А. И. Южин умер в Ницце 17 сентября 1927 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище[6].

Владимир Шулятиков. КРИТИЧЕСКИЕ ЭТЮДЫ (А. И. Сумбатов) «Курьер», 1901, No 125.

Садко (псевдоним) - 1912. 25 июня В Армавире скончался уральский фельетонист Н. И. Станиславов (Садко). На страницах «Голоса Урала» опубликованы материалы С. Тарина, Н. Черешнева о журналисте (ГУ. 28.06; 6.07).

Сто лет спустя от современников...
Заметка [livejournal.com profile] _arlekin_ дельный разговор зашел про водевиль:"Джентльменъ" А.Сумбатова-Южина,"Современник", реж.Е.Каменькович
"В "Современник" я, если не считать "Горя от ума" Туминаса, хожу только на дневные прогоны - жалко вечера тратить. Но даже по своеобразным, мягко говоря, стандартам современниковского репертуара чего-то более несуразного, чем "Джентльменъ", ожидать было трудно. Пьеса столетней с лишком давности, прочно, а главное, справедливо забытая в силу своих весьма скромных художественных достоинств, а положа руку на сердце, отсутствия таковых вовсе, не просто реанимируется, но поднимается из братской могилы тысяч других столь же бездарных сочинений с помпой невероятной, в спектакле заняты все молодые "звезды" коллектива, а наряжены они в костюмы от Павла Каплевича, а режиссером сего торжественного мероприятия выступает Евгений Каменькович, не так давно замахнувшийся, и небезуспешно, аж на самого джойсова "Улисса".
За Каменьковича за единственного и обидно - после пусть не абсолютного, но все же достойного и честного спектакля по сложнейшему роману 20-го века провалиться с претенциозным водевилем века 19-го - очень, наверное, грустно. Может, все было бы не так ужасно, работай Каменькович с актерами одной с ним группы крови - хотя и "Мастерская Фоменко" не застрахована он неудач типа "Прости нас, Жан-Батист" - но с Артуром Смольяниновым, Мариной Александровой, Шамилем Хаматовым и прочими проект был заведомо обречен. Мне вспомнилась агеевская "Мален" почти с тем же составом в главных ролях - совершенно иного плана пьеса, казалось бы, - но результат такой же катастрофический. "Джентельменъ" - это как будто противоположная точка амплитуды репертуарного маятника "Современника" - от невнятной до бреда постановки европейской символистской драмы (точнее, даже двух драм - Агеев еще и с текстами экспериментировал) до безумной попытки вдохнуть жизнь в давно похороненный русский водевиль с замашками на сатиру, лирику и социальные проблемы одновременно.
Для живого, сегодняшнего театра, я убежден, пьеса Сумбатова-Южина интереса не представляет и представлять не может, слишком уж она неудачно слеплена. Но вот для историков литературы и литературоведов отчасти любопытна - именно тем, из чего слеплена. Громоздкая, монструозная и плохо выстроенная драматургическая конструкция, если попытаться разобрать ее на элементы, обнаруживает в себе параллели с произведениями всех главных русских комедиографов за сто с лишним лет до ее написания, начиная с "Бригадира" Фонвизина и далее - "Горе от ума" Грибоедова, "Женитьба" Гоголя, не говоря уже об Островском. Разумеется, пьеса вторична по отношению к любому из перечисленных шедевров, но все-таки до некоторой степени занятно проследить, как, например, любовный конфликт "Горя от ума" (литератор Остужев возвращается из-за границы и, как Чацкий с корабля на бал, попадает на свадьбу своей возлюбленной Кэт, которая выходит замуж за делового человека Рыдлова; выходит, правда, без любви, а поддавшись уговорам, да и залетный литератор сознательно медлит с приездом, имея на то свои соображения, но несмотря на эти и другие различия ассоциация упрочняется тем обстоятельством, что Кэт и Остужева играют Александрова и Стебунов, они же в "Горе от ума" Туминаса - Софья и Чацкий) сплетается с конфликтом "космополитов" с "патриотами", наиболее ярко разработанном в "Бригадире", удобряется мотивом сознательного отказа, бегства от женитьбы (то есть в Остужеве присутствует не только Чацкий, но и Подколесин), ну а про дела денежные вперемежку с любовными и говорить нечего - тут хоть всего Островского перечисляй.
Опять-таки стоит задним числом (официальной премьеры еще не было, но спектакль готов и на теперешней стадии своего существования вряд ли изменится принципиально) посожалеть для порядку, что, пожалуй, с пьесой что-то можно было сделать остроумное, если вытащить на поверхность скрытые в ней (уверен - неосознанно для автора) литературные аллюзии, реминисценции, в большей или меньшей степени явные цитаты. Основная же проблема постановки Каменьковича как раз в том, что "Джентльменъ" сделан и сыгран таким образом, как будто в истории российской и мировой драматургии не было ни Фонвизина, ни Грибоедова, ни Гоголя, ни даже Островского, а был один только Сумбатов-Южин..."
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

March 2013

S M T W T F S
      12
3 45 6 78 9
10 11 1213 14 15 16
17 18 19 20 2122 23
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios